Авторизация
или Зарегистрироваться

Что будет, если хочешь стать волонтером на Олимпиаде

04.12.2017


отправить
отмена
ПОДЕЛИТЬСЯ:

Президент России Владимир Путин 27 ноября подписал указ об учреждении в России Дня добровольца. Праздник теперь будут отмечать каждое 5 декабря. Согласно данным опроса, 15 процентов взрослых россиян участвуют в добровольческой деятельности. Еще 18 процентов опрошенных заявляли, что они иногда также работают в качестве добровольцев. Половина респондентов ответили, что готовы работать на добровольной основе.

На примере работы волонтеров на Олимпиаде в Сочи «Безопасность» поинтересовалась, как люди решили добровольно работать на столь масштабном мероприятии и что им это дало в жизни

Алина Иванова, студентка ДВФУ

САМЫЕ СКАНДАЛЬНЫЕ ВЫХОДКИ БОЛЕЛЬЩИКОВ НА ОЛИМПИАДЕ

Стать волонтером Сочи меня подвигло желание быть ближе к любимому спорту — фигурному катанию. До Олимпийских игр успела побывать и зрителем, и журналистом, и фотографом, но, когда в 2012 году узнала о приеме заявок на волонтерство, я зажглась идеей принять участие в проведении Игр, тем более, что можно вживую увидеть выступления любимых фигуристов.

Я очень ответственно подошла ко всем этапам отбора, каждый раз обозначая, что работать я хочу именно на фигурном катании. Тогда же, в 2012, когда на едва достроенных объектах проводили тестовые соревнования, мне посчастливилось поработать на Финале гран-при по фигурному катанию.

Обучением волонтеров занимались специальные центры при университетах. Я выбрала МАДИ. На лекциях нам много рассказывали про Сочи, чтобы мы могли ответить на любой вопрос о городе, и про сервис, чтобы мы были вежливыми и доброжелательными с гостями. Мы решали тесты с вопросами о городе, играли в игры по тимбилдингу, активно знакомились.  Лозунгом тренингов было «Сделаем Олимпийские игры в Сочи лучшими в истории!».

Сферы деятельности волонтеров и работа на разных объектах сильно отличаются. Как волонтер прессы, я успешно решала любые вопросы в пресс-центрах ледового дворца и тренировочного катка, микс-зоне, на журналистских трибунах, в конференц-зале. Но стоило оказаться в коридорах Айсберга, где зрители искали свои места на трибуне, или, того хуже, в олимпийском парке, где у гостей Игр могли возникнуть вопросы от «Где здесь можно выпить кофе?» до «Можно мы купим ваш волонтерский рюкзак?».

На моей позиции в пресс-центре могли в приказном порядке отправить дежурить у любой двери, через которую проходят журналисты. Меньше всего хотелось дежурить на входе в Айсберг для прессы, особенно после захода солнца. Все соревнования проходили вечером, на фигурное катание и шорт-трек во второй половины дня стекался весь олимпийский парк. При этом солнце садилось рано, становилось холодно, и дежурные у входа стояли в теплых куртках и шапках, сменяя друг друга каждые полчаса. Все это — чтобы через этот вход в ледовый дворец не мог зайти никто, кроме журналистов и фотографов. Остальные свои обязанности все в основном выполняли с удовольствием.

Жалею, что в то время почти не было времени вести дневник. Самое приятное — это встречи и новые знакомства. Помню, как не хотела во время Олимпийских игр обращаться к любимому фигуристу, который на тот момент уже 3 года как ушел из спорта и приехал в Сочи в качестве комментатора NBC. Подумала, что его автограф у меня уже и так лежит в Москве, а другого повода поговорить вроде как и нет. За день перед показательными выступлениями, в предпоследний день работы в Айсберге, я шла из ледового дворца к автобусу, когда меня окликнула американская журналиста. Она задала мне пару вопросов про работу волонтеров на играх, спрашивала, как я сюда приехала, и я рассказала ей про фигурное катание, про то, что когда-то полюбила этот спорт благодаря ее соотечественнику. Ее очень воодушевила моя история, и она настояла на том, чтобы в последний день я просто подошла к нему сказать хоть пару слов. На следующий день я последовала ее совету, и, пожалуй, я бы не могла говорить, что сделала на Олимпийских играх все, что могла, если бы не та встреча в последний день, перед самым закрытием Игр.

Если бы не тот опыт волонтерства, то сейчас моя жизнь была бы намного хуже. Наш волонтерский Сочи — это самый большой подарок, который только может сделать страна своему спортивному фанату. Благодаря опыту и друзьям, которых мы приобрели в Сочи, нам ничего не страшно. Лично я стала намного более открытой и мобильной, чем до Игр. Заряда патриотизма, который мы получили в том году, нам хватит на полжизни. Сейчас у наших спортсменов отбирают медали нашей Олимпиады, но наш волонтерский Сочи — это на всю жизнь.

Катерина Венедиктова, журналист

Я подалась на волонтера сразу же, как только узнала, что это можно будет сделать. Кажется, это был 2010 или 2011 год, я еще училась в школе, казалось, что это что-то невероятное. Я подавалась на направление «работа прессы», меня на тот момент ничего другого не интересовало, я хотела стать журналистом и была уверена, что участие в Олимпийских играх в качестве волонтера мне в этом поможет.

ЧЕГО ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ ОБ ОЛИМПИАДЕ. ТЕСТ

Отбор был, как я сейчас уже понимаю, не очень серьезный, но я переживала из-за каждого тренинга и собеседования. Сначала я заполняла анкету, потом мне назначили собеседование с волонтерским центром в ТвГУ по скайпу, где мне давали кейсы и нужно было сказать, как бы я поступила. Потом было собеседование с направлением «работа прессы», тоже по скайпу. Там у меня уже спрашивали, где я бы хотела работать, предоставили выбор, рассказали, как все будет происходить. Это было собеседование на русском и английском. У меня его проводил мой непосредственный начальник, с которым я работала на играх. Потом были тренинги. Из-за сессии мне не удалось пройти их в Москве, и я поехала в Волгоград. Тренинги, честно говоря, были самой скучной частью. Конечно, нам рассказывали полезные и важные вещи: от истории Игр и устройства объектов до обсуждения кейсов работы с гостями Олимпийских игр. Я очень ждала, что тренинги будут ориентированы на направление работы, но такого не было вообще. То есть волонтеров, которые сопровождали официальных лиц, например, и тех, которые билеты проверяли, готовили совершенно одинаково.

Я в итоге попала в офис подготовки пресс-конференций главного медиацентра Игр. Хотя работа была несложная, это было полезно, я изнутри узнала, как устроены пресс-конференции, как их устраивать, что для этого нужно. Повезло поработать с канадской делегацией, почти всегда их конференции я брала себе, на конференциях открытия и закрытия, с нашими конькобежцами, хоккеистами и многими другими атлетами.

Лина Малинина

На Олимпиаду в Сочи попала за компанию с другом. Он об этом давно мечтал, а я поехала просто из интереса, никогда раньше волонтером не работала. Отбирали нас достаточно серьезно. Сначала мы зарегистрировались на сайте волонтеров, затем прошли там два теста, один из которых был на знание английского языка, а второй на интеллект. Все, кто набирал минимальный необходимый балл, допускался к следующему этапу отбора. Во время интервью по скайпу проверялся разговорный английский и задавались вопросы психологического характера, на выявление личностных качеств, таких, как умение работать в команде, стиль поведения в стрессовых ситуациях.

Поскольку я работала с прессой, то для меня был предусмотрен более тщательный отбор. После этого общего интервью в скайпе, меня еще попросили отправить резюме в пресс-центр на английском и позже я проходила еще одно дополнительное интервью в скайпе с иностранным менеджером пресс-центра. Думаю, что мое приличное владение именно разговорным английским, помогло мне попасть на пресс трибуны.

Разные функции предполагали разные критерии отбора, но удивительным было то, что требования совершенно не совпадали с тем, что в дальнейшем потребовала реальная работа. Эти требования были до такой степени завышены, что человек, обладающий прекрасными исходными данными для работы, просто мог сразу же решить, что он не пройдет. Я думаю, что это отпугнуло очень многих достойных ребят, и вылилось в то, что в последний момент были в большом количестве привлечены студенты краснодарского края, в том числе те, кто совершенно не был мотивирован. Одна из главных проблем работы на Олимпиаде было то, что в нашей стране крайне низкий уровень владения иностранным языком, это приводило к тому, что нанятые люди, были совершенно не в состоянии выполнять свою работу.

Так, я помогала инженеру, который не мог сообщить иностранным сотрудникам, что у них проблемы с аппаратурой, помогала своему другу, когда он, являясь волонтером EVS, в лесу встретил заблудившегося журналиста и не мог ему объяснить, как ему добраться до пресс центра. Он просто звонил мне, а я по телефону переводила и направляла. И таких случаев было очень много.

Мы приехали за неделю до начала олимпиады, и все вокруг было не доделано. Не было достроено жилье для волонтеров, поэтому многих селили в гостиницы, санатории. Новострой был без указателей и названий улиц. Чудеса находчивости и коммуникации нужно было проявлять ежедневно, все это напоминало бесконечный квест. Когда мы собрались на обучение на объекте в Сочи, для меня это был конькобежный центр «Адлер-Арена», то менеджер прессы еще раз напомнила нам, что существует запрет на то, чтобы мы, волонтеры, давали журналистам какие-либо комментарии. На случай, если к нам подойдет какой-то журналист и станет о чем-то спрашивать, следует поступить следующим образом, посоветовать ему обратиться в пресс-центр. Мы, в свою очередь тоже можем стать официальными спикерами, мы не должны этого бояться, так как в пресс-центре с нами полностью отрепетируют наше выступление и «скажут, что сказать».

Честно говоря, меня крайне смутила такая откровенность, мне было стыдно перед иностранными волонтерами. Хотя, наверное, лучше называть вещи своими именами, чтобы не было лишних иллюзий. На предыдущем обучении, которое проходило до Олимпиады, в волонтерском центре в Челябинске, нам также говорили о запрете давать интервью, и инструкция была такая, нужно было отвечать на любые вопросы одинаково: «я счастлив (а) быть волонтером».

Менеджером нашего пресс-центра была швейцарка Карнелия Шмид. Общение с ней явилось расширением горизонтов сознания. Эта мягкая, обаятельная, удивительно простая в общении женщина, совершенно была не похожа на тех бизнес-вуман, с которыми мне приходилось общаться раньше. Она была без характерного для многих лет борьбы за место под солнцем надрыва, очень много работала, всех хвалила, всех оправдывала и ко всем была внимательна. Например, когда к ней подходил наш супервайзер и жаловался на какую-нибудь девочку, которая крайне плохо работает, и эти жалобы были вполне справедливыми, она говорила что-нибудь наподобие «может быть, она просто стесняется?» Она всех просила сообщать ей о плохом самочувствии, не работать больными, это было очень необычно для наших традиций умирать на работе молодым. Я видела, как она сама ходила по трибунам и собирала пустые бутылки, дарила свои билеты на соревнования.

Что мне дало волонтерство? Я могла наблюдать за тем, как в нашей стране организуются и проводятся такие масштабные мероприятия, как Олимпиада, посмотреть на эту кухню изнутри и сделать свои выводы. Я имела возможность посмотреть на людей разных национальностей и культур, посмотреть, как они общаются, относятся к работе, жизненным трудностям. Чему-то я научилась у них. Кроме того, я еще сильнее стала понимать, как глубоко ущербна наша система преподавания иностранных языков, поняла, как важно учиться понимать людей с разными акцентами, уметь лаконично формулировать свою мысль на иностранном, стараться быть понятым, и понимать другого. Мне очень жаль, что после Олимпиады наша страна выбрала путь изоляции от всего мира, потому что этот мир кажется мне привлекательным и интересным, если мы будет внимательны к нему, то он способен подсказать нам решение многих наших проблем

ПОДЕЛИТЬСЯ:
декабрь
16
Почти 700 детей были госпитализированы после просмотра аниме «Покемон»
16
День риэлтора в России
16
Землетрясение в Ганьсу унесло жизни свыше 200 тысяч человек (1920)
17
День Ракетных войск стратегического назначения Вооруженных Сил России
17
В СССР создана служба участковых милиционеров (1923)
17
В СССР прошла вторая перепись населения (1926)